Незаслуженно забытые. Какие предприятия не получили статус системообразующих

Скандальная история с включением в список системообразующих организаций группы «Монерон», связанной с одиозной телеведущей Ксенией Собчак, окончилась тихим ее исключением из него. Тем не менее ситуация заставляет задуматься, какие компании и заводы не мешало бы в него добавить. Кого именно, проанализировал «ФедералПресс».

С телеэфира за крабом

24 мая стало известно, что из перечня системообразующих организаций, которые имеют право претендовать на государственную поддержку, исчезла группа «Монерон», ведущая лов крабов на Дальнем Востоке. Решение об этом приняла правительственная комиссия по повышению устойчивости развития российской экономики, причем заочно.

В данной ситуации нет вроде бы ничего удивительного, если бы, по данным прессы «Монерон», группа не была связана с известной телеведущей Ксенией Собчак. Она планировала приобрести 40 % ее уставного капитала и столько же – в Курильском универсальном комплексе. Совершить задуманное и стать «крабовой королевой» ей помешало принятое в конце марта решение городского суда Южно-Сахалинска. Документ наложил арест на имущество «Монерона» и Курильского универсального комплекса в связи с уголовным расследованием в отношении их бенефециара Олега Кана, скрывающегося от правоохранительных органов за границей. Он обвиняется в контрабандных поставках краба за границу и убийстве рыбопромышленника Валерия Пхиденко.

Решение суда и удаление из перечня системообразующих организаций – факты неприятные для Ксении Собчак, но, думается, голодать она не будет. Наверняка у нее еще есть какие-то компании, популярность тоже доход приносит.

Азарт стратегического назначения

История с «Монероном» заставляет вспомнить нашумевшее включение в список компании «Фонбет». Оно вызвало общественный резонанс по простой причине: «Фонбет» занимается букмекерской деятельностью, проще говоря, принимает ставки на пари.

Накал страстей, поднявшийся вокруг компании «Фонбет», был столь силен, что она выпустила заявление с утверждением: организация соответствует критериям, использовавшимся при определении круга системообразующих организаций, хотя государственная поддержка ей и не нужна – якобы «Фонбет» оптимизировала затраты и оказалась готовой к сложившейся в стране экономической ситуации. В своем заявлении «Фонбет» говорила, что сделала все возможное, чтобы ее из перечня удалили (цитируется Lenta.ru).

Как юридическое лицо «Фонбет» вообще не существует. Согласно Rusprofile.ru, была лишь московская фирма «Фонбет», прекратившая деятельность в феврале нынешнего года. На самом же деле есть компания «Ф.О.Н.» и ей принадлежит бренд «Фонбет».

65 % уставного капитала «Ф.О.Н.» находится в собственности у кипрской Birusa, 10 % – у Сергея Тетруашвили, 8,7 % – у Сергея Кирюхина, 8,3 % – у Станислава Магомедова и 8 % – у Ирины Бородиной. В 2018 году ее выручка составила 24 млрд рублей, чистая прибыль – 9,3 млрд рублей.

Любопытно, что в интернете удалось найти сайт расположенной на Кипре Birusa, занимающейся инвестициями в передовые технологии и электронную коммерцию. Имеет ли она какое-либо отношение к «Ф.О.Н.» – неизвестно.

Впрочем, это не суть важно. Главное иное – если бы «Ф.О.Н.» остался в списке системообразующих организаций, то был бы опасный прецедент: в него не попал бы ряд предприятий, которых по логике вещей следовало включить. И тогда бы получалось, что букмекерская контора важнее металлургического завода.

Все, да не все

Как раз относительно металлургических предприятий есть вопросы. В документ попали «Русал» и «Норильский никель», «Металлоинвест» и «Евраз», «Северсталь» и «Мечел», Объединенная металлургическая компания и Промышленно-металлургический холдинг, а также другие. Если следовать критериям, установленным правительственной комиссией по повышению устойчивости развития российской экономики, то их включение вопросов не вызывает – у всех перечисленных компаний выручка составляет не менее 100 млрд рублей, численность персонала превышает 3,5 тыс. человек.

Если же исходить из истории и специфики металлургической индустрии в России, особенностей отдельных заводов и степени их важности для городов и регионов, то вопросы несомненно появляются. Например, до сих пор непонятно, почему в перечень не была включена Уральская горно-металлургическая компания (УГМК): то ли ее руководство не захотело (что маловероятно), то ли чиновники забыли (что маловозможно), то ли лоббисты УГМК не сработали должным образом (что могло иметь место). Учитывая большое число долгов, имеющихся у УГМК, государственная поддержка ей точно не помешала бы.

В то же время не может не удивлять отсутствие в списке «Арконик СМЗ» (бывший Самарский металлургический завод), входящего в состав американской компании Arconic. Несмотря на крайне напряженные внешнеполитические отношения между Россией и США, предприятие играет важную роль в снабжении алюминиевыми полуфабрикатами авиационной, космической и других отраслей отечественной промышленности.

Зато его конкурент, Каменск-Уральский металлургический завод (КУМЗ), в документе есть. В прошлом году там наконец-то завершился долгострой: окончилось создание нового комплекса мощностью 166 тыс. тонн плоского алюминиевого проката в год, обошедшегося в 46,2 млрд рублей. Для КУМЗ он жизненно необходим, так как существующие прокатные мощности не позволяли предприятию конкурировать на равных и с «Арконик СМЗ», и с зарубежными производителями. Вот только проект вогнал КУМЗ в долги, отдавать которые придется долго и упорно.

При этом, по имеющейся информации, объемы выпуска алюминиевой продукции на «Арконик СМЗ» побольше, чем на КУМЗ, при куда меньшей численности персонала. И несмотря на его несоответствие формальным бюрократическим критериям, «Арконик СМЗ» также можно считать системообразующим – его остановка означает срыв производства самолетов в России. Аналогичным образом можно сказать про Ступинскую металлургическую компанию, изготавливающую жаропрочные никелевые сплавы для двигателестроения, и «Русполимет», производящий для него кольцевые заготовки.

Удаленный комбинат

Не попала в перечень системообразующих организаций и «Амурсталь» – единственный на Дальнем Востоке сталелитейный комбинат. Сейчас вокруг нее развернулись судебные баталии собственников, «Амурсталь» функционирует в обычном режиме, выплавляя сталь и выпуская сортовой прокат для нужд местных строителей. От ее нормальной деятельности зависит благополучие многих жителей как Хабаровского края, так и соседних с ним регионов: «Амурсталь» – крупный потребитель металлолома, и его везут откуда только можно. Прекращение там производства стали может разорить много ломозаготовщиков на Дальнем Востоке – самим им наладить экспорт будет сложно (не считая простоя или увольнения рабочих с «Амурстали»).

В документ не включили ни одно крупное предприятие по выпуску алюминиевых профилей – «Реалит» и «Агрисовгаз» в Калужской области, «Татпроф» в Татарстане, «Сегал» в Красноярске (на них трудится немало людей).

Да и с потребителями металлов положение дел также явно неоднозначное. В списке упомянуты крупные производители лифтов для жилых домов, Щербинский лифтостроительный и Карачаровский механический завод, зато нет конкурирующего с ними Серпуховского лифтостроительного завода.

Не попало в документ и автомобильное предприятие, построенное с нуля китайской корпорацией Great Wall в Тульской области, однако есть заводы французской Renault, японских Nissan и Toyota Motor, южнокорейской Hyundai Motor и немецкого Volkswagen (на предприятии последнего уже готовятся к масштабному сокращению штатов).

Нет в списке и небольших машиностроительных заводов, играющих тем не менее важную роль в отечественной экономике, – «Воронежсельмаша» (выпускает оборудование для хранения и сушки зерна), «Вологодских машин» (изготавливают цистерны для перевозки пищевых продуктов), Алтайского завода сельскохозяйственного машиностроения (делает плуги и бороны), ивановского машиностроительного завода «Автокран» и прочих. Не повезло и пивоварам, производящим пиво из ячменя и разливающим его в металлические банки.

Социальная напряженность никому не нужна

По мнению отраслевых экспертов, документ не помешало бы серьезно расширить, исходя из значимости того или иного предприятия для конкретного региона России.

«В список системообразующих предприятий должны быть включены все крупные компании, которые по формальным признакам не подпадают под критерии системообразующих, при этом являются основными работодателями в регионах и в моногородах,а также нуждаются в мерах господдержки в результате введенных ограничительных мер и негативной конъюнктуры на рынках», – говорит инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.

Директор по стратегии «Финам» Ярослав Кабаков с ним согласен. «Стоит отметить, что статус системообразующей компании во многом определяется объемом выручки, однако банкротство многих компаний некрупных городов может создать факторы социальной напряженности в регионах. Во многом стоило бы включить такие компании в список если не системообразующих, то социально значимых и предоставить возможность льготного кредитования», – считает он.

C этими утверждениями трудно не согласиться. Ничем не примечательные «малыши» с их скромными доходами для регионов и городов не менее важны, чем огромные «Газпром» или «Русал» с их многомиллиардной выручкой, неплохо себя чувствующие при любой экономической ситуации, и этих «малышей» ни в коем случае нельзя оставлять с их проблемами один на один.

Фото: pxfuel.com

© Проект РИА ФедералПресс Редакция «ФедералПресс»
версия для печати